1-IMG 0954Всё было плохо. Был четверг, 27 января 2011. Я оставил дома простуженных детей и жену и опаздывал в Дюссельдорф на вечер почитания памяти жертв Холокоста.

Бросив машину возле стройки в центре города, побежал на Ратушную площадь. Там уже должно было быть по моим подсчетам, много людей, и я надеялся, что я останусь незамеченным. Издалека я увидел тускло мерцающую Менору и 15-20 человек немцев среднего и старшего возраста с израильскими флагами.

«Да…, – подумал я, – безнадёга полная“. Холод был жуткий. И не то, чтобы низкая температура, а сырость и ветер пронизывали насквозь. Из нашей общины не было видно никого. Поздоровавшись со всеми, посмотрел на часы.

„Да…, – подумал я, – точно штраф за неправильную парковку получу. Да ещё и простужусь. Оно мне надо было? Сидел бы как все наши дома, тем более что и оправдания искать не надо“.

Вскоре ко мне подошел уже достаточно промёрзший Влад. Я очень обрадовался. Оказалось, что он уже с утра был на различных мероприятиях, посвящённых1-IMG 0957 этой дате. Подошли ещё несколько немцев. Йоханнес (руководитель общества «Мост Дюссельдорф-Хайфа) достал шофар и начал трубить. Йоханнес трубил, а шофар – нет: замёрз окончательно.

Гюнтер (лидер группы верующих из общины «Jesus Haus», любящих Израиль) начал митинг с рассказа о самой дате и что было с ней связано. В 1945 году 27 января войска Красной Армии освободили лагерь смерти Освенцим. То, что увидели повидавшие многое за годы войны советские солдаты, они не смогли забыть до конца своих дней. Даже во сне.

Очевидцы отказывались верить, до какой жестокости может дойти человеческое существо. Красную Армию тогда никто не встречал. Вокруг лежали горы трупов, от которых не успели избавиться в ещё дымящихся печах. Там же лежали и сидели живые люди, внешне ничем не отличающиеся от мёртвых. И только по еле улавливаемому пару изо рта можно было понять, что они ещё живы.

Те знаменитые фотографии и фильмы, которые были сделаны после освобождения Бухенвальда 1-IMG 0955американскими войсками, где заключённые радостно встречают освободителей, на самом деле были сделаны через месяц после освобождения. Показывать неподготовленным людям то, что там было на самом деле, никто не осмелился. Многие американские солдаты, освобождавшие Бухенвальд, впоследствии стали постоянными клиентами психиатров. У русских была водка, но даже она не помогала.

Взяв замёрзшими руками гитару, Йоханнес начал играть печальную христианскую песню.

Потом, взяв листик, стал зачитывать сухую статистику:

55 млн. погибших, из них:

14 млн. советских солдат,

6 млн. евреев, из них 1,5 млн. дети.

Только в Освенциме убито 1,2 млн. евреев…

Мы стояли под памятником какого-то короля на лошади в центре Дюссельдорфа. Подошли ещё ребята из нашей общины. Женя, Лена, Гена, Саша и ещё несколько ребят из „Jesus Haus“. Нас было уже около сорока человек.