peters

Детмольд – маленький немецкий городок, в котором появилась пока ещё небольшая мессианская община русскоговорящих прихожан. К сожалению, постоянных прихожан-евреев у нас пока ещё очень мало. Многие пока только к нам заглядывают, прислушиваются, приглядываются к тому, что у нас происходит. Но мы надеемся на то, что на них тоже снизойдёт Божье откровение, и тогда наша община будет истинно мессианской.

Божье откровение снисходит через видимое. Израилю Он дал всё видимое: Авраам и евреи, его физические дети, – это наши корни, с которыми церковь, Божья невеста, во многом утратила связь. И мы, неевреи, духовные дети Авраама, осознали это и сегодня стремимся эту связь восстановить. Для нас евреи – наглядное пособие в отношении всего, что происходит в духовном мире. Мы смотрим и учимся. Мечтаем и стремимся приблизиться к нашим истинным духовным корням. По пятницам, вечерами, мы начинаем празднование шаббата, зажигаем свечи, произносим соответствующую молитву.

Мы понимаем, что каждый ритуал, каждый еврейский обычай имеет глубоко духовное значение. Очень интересно открылся мне смысл шаббата. Наша община ещё молодая. И она, как малое дитя, требует к себе очень много внимания. Каждый вечер после восьмичасового рабочего дня ко мне приходят люди, мы много общаемся, и у меня практически не остаётся времени для чтения Писаний, самостоятельного духовного роста.

И тогда я вспомнил одно очень известное место из Писаний: «Посему для народа Божия еще остается субботство. Ибо, кто вошел в покой Его, тот и сам успокоился от дел своих, как и Бог от Своих» (Евр. 4:9-10). Вот и я по субботам успокаиваюсь от повседневных дел своих и предаюсь делам духовным. Суббота – это посвящённый день. Посвящённый – значит отделённый, святой. К примеру, у каждого из нас дома есть посуда, отделённая для приготовления пищи, для еды. В ней мы не будем, скажем, разводить краску или кормить домашних животных.

Получается, что нарушать Божьи установления о субботе – это всё равно, что есть из одной миски с собакой. Я не раб закона. Суббота для меня, а не я для субботы. Но я стараюсь на субботу ничего не планировать и посвящаю её общению с Богом.

По субботам я успокаиваюсь от своих дел. И возникает очень интересная аналогия, прообраз. В субботу я особенно отчётливо ощущаю себя спасённым. Мне уже не надо себя спасать, мне не надо трудиться для этого. Работа для спасения через закон, Тору – это очень тяжёлая работа. Но я уже спасён через Мессию, через Его смерть на Голгофе. В Иешуа Мессии мне уже не надо думать о пропитании для себя и для семьи, о том, где взять денег для уплаты за квартиру и на прочие необходимые расходы. Бог дал мне работу, и я, уже спасённый, избавлен и от этих всех забот.

Как-то я дал своему сыну, тогда ещё маленькому мальчику, карманные деньги. Он сразу же половину где-то потерял, растратил: он ещё не знал, что с ними делать, не научился с ними обращаться. Тогда он попросил меня забрать оставшиеся деньги обратно на хранение. Он знал, что у меня они будут целее. Вот так и нам с вами следует всё отдать Богу и ни о чём не беспокоиться.

Когда я был молодым, мне всё время казалось, что я не так живу, не то делаю, не той профессии обучаюсь, что моя настоящая жизнь должна проходить не здесь, а где-то в другом месте и т. д. Приняв в своё сердце Бога и получив спасение, я осознал, что вся моя жизнь не в моих, а в Его руках и что теперь я уже грубых ошибок в своей жизни не совершу, Он не позволит. Вот так, отдав всё в руки Бога, я успокоился. Точно так же в субботу, в день, отделённый для Бога, мы все должны успокоиться от суеты дел и мыслей наших.

Самое большое беспокойство мы, наследники адамовой плоти, причиняем себе сами. Или я кому-то или кто-то мне что-то не так сказал, не так сделал, не так повернулся, подумал и так далее. А знаете, кто спокойнее всех? – Покойник. Он уже совсем спокоен. И мы с вами, умершие с Иешуа Мессией на Голгофе и воскресшие вместе с Ним для вечности с Богом, должны быть спокойнее всех.

Мне на ум часто приходит вопрос: почему Бог избрал именно евреев исполнять обязанности народа Божьего? Ответ я нашёл в одной из книг. Если вернуться к истории Адама, то при углублённом её рассмотрении обнаруживается, что Бог после того, как отдал Адаму во владение Землю со всем, что на ней и в ней было, потерял право распоряжаться своим даром. Особенно после того, как человек в результате грехопадения отошёл от Бога.

Это по сути то же, как если я, например, подарил сыну магнитофон, а он его поломал, разбил, кому-то переподарил, или кто-то обманным путём забрал магнитофон у сына. Магнитофон не мой, а сына. Я не имею права вмешиваться. Мне, может быть, тысячу раз больно и обидно за сына и за магнитофон, но вмешиваться я не имею права. Я могу только пожурить его и предупредить, что другого он не получит, но и только.

Обратите внимание, Бог отдал Землю во владение не ангелам, а человеку. Человек – Его любимое творение. С Адамом произошла практически та же история, что и с моим сыном. Земля после грехопадения Адама попала под власть сатаны. Адам перестал владеть этим Божьим даром. И тот всё усугубляющийся грех, который мы видим вокруг себя и в нас самих – это прямое следствие грехопадения Адама.

Сатана обманным путём ввёл Адама в грех и тем самым приобрёл власть не только над самим Адамом и его потомками (так как сын раба тоже раб), но и над всем, чем Адам владел. Тем самым сатана стал князем всей Земли. Он возомнил, что оттеснил Бога.

Творец владеет огромной вселенной, но Земля в ней только одна. На Земле огромное количество Его творений, но человек – самое любимое. На Земле миллиарды людей, но Ему дорог конкретно ты, единственный и неповторимый. И со времени грехопадения Адама Бог не переставал искать пути спасения своего любимого дитя от ада. Бог не мог нарушить Своё слово и забрать Землю обратно у человека (а заодно и у дьявола, как я не мог выйти на улицу и отобрать магнитофон у жулика, которому сын проиграл его в карты).

Для спасения человека Богу нужен был легитимный путь сближения с ним, легитимный путь возвращения на Землю. Бог должен был найти подходящего с Его точки зрения человека, гражданина Земли, и вступить с ним в заветные отношения, это и был бы тот самый легитимный путь возвращения на Землю.

Что же это такое, заветные отношения? Заветные отношения – это когда двое, вступивших в завет, превращаются в одно.

К сожалению, однако, в современном мире из-за вмешательства сатаны изначальное понимание сущности заветных отношений во многом утрачено. Люди не вступают в брачный завет, люди нарушают его. В древности знали, что такое завет. Заветные отношения могла прекратить только смерть одного или сразу двух вступивших в завет. Заветные отношения скреплялись кровью.

Таким образом, Бог, вступив в завет с землянином, гражданином Земли, получал легитимное право вмешиваться в историю Земли. Бог искал и нашёл такого человека. И таким человеком оказался Авраам. Авраам не просто поверил Богу, он доверился Ему.

Нашлась женщина, которая доверилась мне – это моя жена. Брачный завет – это тень, это отражение того завета, который Бог заключил с Авраамом, так же, как жертвоприношения животных были только тенью той жертвы, которую принёс Мессия для окончательного скрепления завета Бога с человеком, для искупления человека из царства греха. Этой жертвой Бог показал, что Он ни в коем случае не заинтересован в расторжении завета с человеком.

Вернёмся, однако, к Аврааму. Давайте откроем Бытие, 15:7-8 «И сказал ему: Я Господь, Который вывел тебя из Ура Халдейского, чтобы дать тебе землю сию во владение. Он сказал: Владыка Господи! по чему мне узнать, что я буду владеть ею?»

Авраам жил на земле, которой владели многочисленные и сильные народы. Он понимал, что на тот момент не представлял для них никакой угрозы. Конечно же, у Авраама возникли сомнения в возможности овладения этой землёй. Здесь нужно отметить, что взаимоотношения Авраама с Богом были таковы, что Бог должен был всё время как бы подбадривать Авраама, направлять его на путь истинный. И тогда Бог сказал Аврааму то, после чего сомнения Авраама рассеялись.

Читаем далее, ст.9-10: «Господь сказал ему: возьми Мне трехлетнюю телицу, трехлетнюю козу, трехлетнего овна, горлицу и молодого голубя. Он взял всех их, рассек их пополам и положил одну часть против другой; только птиц не рассек». Авраам понял, что Бог начинает говорить с ним языком завета, а, что такое завет, Авраам, как и все его современники, очень хорошо знал.

Существовал специальный ритуал вступления в заветные отношения, включавший клятвы, обмен оружием и одеждой и прочим. Но главное – это надрезы на руках вступающих в завет.

В 19-том веке в Африке процветала работорговля, и африканские племена в каждом белом подозревали работорговца. В это время в Африке проповедовал известный миссионер Левингстон. Каждый раз, посещая очередное племя, он рисковал жизнью, но его спасали заветные надрезы на руке. Их у него было шесть. Принимавшее его племя понимало, что, убив его, оно столкнётся с местью шести племён, находящихся с Левингстоном в заветных отношениях.

Аналогичная история уже в шестидесятые годы двадцатого века имела место в джунглях Латинской Америки. Наркобароны, эксплуатировавшие индейцев, были весьма недовольны деятельностью одного миссионера, так как теряли влияние над уверовавшими индейцами. Однако миссионера спасло то, что и он был в завете с несколькими племенами индейцев. Мести индейцев наркобароны опасались.

Заключив завет с Авраамом, Бог, вечно живой, получил легитимное право вернуться на Землю, так как Его завет с Авраамом распространяется и на потомков Авраама. В качестве подтверждения обратимся к Писанию: «И заключили они между собою завет пред лицем Господа; и Давид остался в лесу, а Ионафан пошел в дом свой» (1 Царств, 23:18). И далее, уже после смерти Ионафана, Давид обращается к его сыну, внуку Саула: «И сказал ему Давид: не бойся; я окажу тебе милость ради отца твоего Ионафана и возвращу тебе все поля Саула, отца твоего, и ты всегда будешь есть хлеб за моим столом» (2 Царств, 9:7).

Суть написанного заключается в том, что один из двух участников завета, Давид, переживший другого участника завета, Ионафана, распространяет свои заветные отношения на сына умершего. По этому же самому закону завета вечно живой Бог и по сей день, и на всё отпущенное потомкам Авраама, то есть нам и тем, кто будет после нас, время остаётся и останется с людьми в заветных отношениях.

Кто же из нас может считать себя находящимся в заветных отношениях с Богом? Конечно же, в первую очередь, это прямые потомки Авраама, евреи. Каждый еврей для Бога – Авраам. Конечно же, не в прямом смысле, а как участник завета с Ним. Возможно, однако, не все евреи, а только верующие, но, по-видимому, совсем неверующих евреев не бывает, каждый еврей знает, что он принадлежит к избранному Богом народу.

Однако не только евреи являются участниками завета, но и все духовные потомки Авраама, все верующие. И лично я, как один из духовных потомков Авраама, нахожусь под благословением Божьим.

Давайте откроем Бытие, 22:17-18 «…Я благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих; и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего». Конкретно этими словами Бог говорит Аврааму, что кто-то из его прямых потомков окажется благословением для всех народов земли. И мы с вами уже знаем, Кто этот Кто-то.

Это – Он, Иешуа Мессия. Благодаря завету Бога с Авраамом, легитимно пришёл к нам, людям, и начал среди сплошного царства сатаны строить своё царство, Царство Небесное. Иешуа – это второй Адам. Он по праву завета сошёл на Землю для своих свершений, имея, как и первый Адам, на это все основания. Бог не обращает внимания на грехи самого Авраама, на грехи Якова и его детей, на грехи Давида. Тот, кто с Ним в завете, для Него – святой. Для меня моя жена – святая. Её недостатки, промахи в повседневной жизни с точки зрения нашего с ней завета для меня ничего не значат. Миллионы женщин красивее её, умнее и так далее, но не для меня.

Есть много народов, гораздо более достойных, чем евреи, но не для Бога. В глазах Бога евреи – святой народ, народ завета. Завет с Авраамом не единственный, который Бог заключил с евреями. Богом через Моисея на горе Синай был заключён с еврейским народом ещё один завет, в форме повседневного руководства на все случаи жизни и названный Законом, Торой.

Об этом завете и о следующем Бог говорит через пророка Иеремию: «Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом» (Иер.31:31-33).

Участниками этого «нового завета» могут, однако, быть не только евреи, но каждый житель Земли. Бог заплатил за этот завет совершенной жертвой. Он принес в качестве жертвы своего сына Иешуа Мессию, и теперь каждый, кто захочет принять эту жертву как искупительную за свои личные грехи, становится участником завета с Богом.

Также и закон Его теперь «на сердцах» не только евреев, но и всех верующих. Конечно, не весь закон, но две самые главные заповеди. Откроем Евангелие от Матфея, 22:37-40 «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим, возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки», – это слова самого Иешуа Мессии.

Давайте, однако, ещё раз вернёмся к рассмотрению сущности заветных отношений. Любая власть признаёт наши с женой заветные отношения. Например, моя жена без всякой доверенности пользуется моими банковскими счетами, может от моего имени совершать всевозможные юридические операции, касающиеся наших общих с ней интересов. Всё моё принадлежит ей и наоборот. Выше уже упоминалось, что находящиеся в завете, обязаны быть друг для друга защитниками. Но всё сказанное возможно только на основе любви и доверия. Если нет любви и доверия, то это и не завет вовсе.

Богу в этом мире принадлежит всё, и даже Земля, через завет с нами – потомками Авраама, прямыми и духовными. Нет предела Его власти и возможностям. Но для того чтобы мы, находящиеся с Ним в завете, постоянно испытывали на себе Его благословение, мы на Его любовь должны ответить своей любовью, своим доверием.

Нам, верующим в Иешуа Мессию, много говорят, что мы должны и то, и другое, и пятое, и десятое. Мы с приходом к вере действительно многое должны переменить в своей жизни.

Но нам мало рассказывают о том, какое это счастье – быть с Ним в завете. Какая радость для Него давать нам Своё благословение, быть нашим покровителем и защитником.

Помните сон Иакова, когда он ушёл из родительского дома? «И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; [не бойся]. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные; … Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал!» (Быт. 28:12-16).

Вот так и мы, состоящие, как и Иаков, в завете с Богом, в любой момент и в любом месте можем обнаружить лестницу, спустившуюся с неба, ангелов, восходящих и нисходящих по ней, и Бога, стоящего на ней и обращающегося к нам.

В любой беде, в любой «тесноте» мы можем с верой обратиться к Тому, Кто с нами в завете, и получим помощь и поддержку, часто совершенно конкретную в неожиданной для нас форме. Каждый из нас для Бога уникален. В этом меня убеждает, к примеру, и то обстоятельство, что Бог не создал для Адама запасной Евы. Ну, не получилось с одной, получится с другой. Не был для Евы создан и запасной Адам. Творец не задумал, не планировал развода. Бог верен во всём и всегда. «Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией в Мессии Иешуа, Господе нашем» (Римл. 8:38-39).

Отсюда следует, что в глазах Бога брачный завет между мужчиной и женщиной является таким же священным, как и любой другой, например, как завет между Иешуа Мессией и Его общиной. Я желаю всем вам, пребывающим в завете с Богом, всяческих Его благословений. Тем же, кто ещё не в завете с Богом, – скорейшего вступления в него. Аминь!