Он любил две вещи – лес и Библию…

Причем, если ему удавалось совместить прогулки по лесу и чтение Библии, он был счастлив, значит, день был прожит не зря.

В свои восемьдесят два он ценил это чувство. Он ходил, как правило, одной и той же дорогой и любил наблюдать, как меняется лес в зависимости от времени года. То, что он увидел сейчас, его удивило. Там, где ещё вчера ничего не было, – сегодня возвышался муравейник, почти в метр высотой. Он подошел поближе, надел очки, наклонился и стал внимательно рассматривать его обитателей.

На первый взгляд суета сует… Сразу вспомнились слова мудрого Соломона «… и вечная суета…». Но это только на первый взгляд. Их движение, их работа подчинены не разуму муравьиному, но исключительно закону, который Создатель дал им…, и они, не задумываясь, выполняют его, и, заметьте, с успехом.

Муравейник рос на глазах. Трудолюбию этих маленьких насекомых можно только поражаться. Странно, что наши люди, говоря о трудолюбии, с сарказмом сравнивают себя с папой Карло, достоинством, которого было быть папой Буратино – известного хулигана и разгильдяя. По крайней мере, по версии А.Толстого.

А тут без перерыва тащат и тащат, тащат и тащат. Его внимание привлёк один маленький рыжий муравей. Казалось, он был меньше других, а впереди себя он толкал белое яйцо, которое было наверняка тяжелее его самого в три-четыре раза. Стоять и смотреть, как другой мучается – это было не в его правилах. Взяв тоненькую веточку, он стал помогать муравью толкать вверх яйцо.

Дальше произошло совсем удивительное. Муравей остановился, встал на задние лапки, облокотившись спинкой о яйцо, задрал свою головку вверх и застыл. Казалось, он внимательно изучает этого седого великана. Старик отпрянул назад. Ему даже показалось, что сейчас он услышит: «Ну, что? Заняться больше нечем?! А?!» Старик улыбнулся этой забавной мысли. «Вот чудак, я бы ему в миг отнёс это яйцо на самый верх, а он будет целый день мучаться»- подумал он. Да и вообще, место для муравейника было выбрано неудачно – рядом с дорогой, – бросит кто-нибудь окурок и привет….

Утром он уже знал, что делать… Взяв всевозможные инструменты – веревку, широкий кусок брезента – и погрузив все на небольшую тележку, он покатил её по знакомой дорожке. Вся работа заняла не больше часа. Он даже сильно вспотел, чего с ним уже давно не бывало. Муравейник, не потеряв ни иголки, горой возвышался на тележке. Все-таки когда-то он был не плохим инженером…. Еще час потребовался ему на то, чтобы добраться до заветной полянки с высокой сосной.

Через двадцать минут работа была закончена…. Муравейник стоял рядом с высокой сосной, как будто он всегда, так и стоял. Старику казалось, что муравьи ничего не поняли. Он был очень доволен собой. Конечно, хотелось найти его вчерашнего знакомого, но это было нереально.

А вечером была гроза…. Он сидел у окна и восхищался разбушевавшейся стихией. Именно в эти минуты он особенно чувствовал слабость человеческой плоти. Из праха… в прах…. зато в промежутке – человек – звучит гордо.

Бедные мы бедные….

Утро было пронзительно ярким. Воздух был свеж и звенел каплями ночного дождя.

Он, как всегда, отправился перед завтраком на свою прогулку, в этот раз немного изменив маршрут. Надо было навестить муравьев. Сначала он ничего не понял. Потом….

Старик рукой схватился за тонкий ствол берёзки, чтобы не упасть. Капли с дерева обрызгали его, и старик немного пришёл в себя. На месте вчерашнего муравейника лежала кучка золы.

Молния попала в сосну. Она была действительно самая высокая в этом лесу….

Он сидел у окна, держа в руках Библию. Вот он – человеческий подход. Мы можем только навредить, испортить, хотя думаем о гармонии. Старик наугад открыл Библию и прочёл: «… ибо, когда суды Твои совершаются на земле, тогда живущие в мире научаются правде».

Лучше и не скажешь.