2010 123Начнем с Евангелия от Марка, 10-я гл.: „Когда были они на пути, восходя в Иерусалим, Иешуа шел впереди их, а они ужасались и, следуя за Ним, были в страхе. Подозвав двенадцать, Он опять начал им говорить о том, что будет с Ним: вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам, и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет“ (Мар.10:32-34).  

Происходит огромное количество событий, Иешуа говорит своим ученикам: „Вот мы…“ Он им буквально говорит, что вот мы идем туда, где Меня будут избивать, осуждать, плевать и предавать в руки язычникам, потом меня возьмут и прибьют гвоздями к кресту, пронзив Мои руки и ноги, потом Я воскресну на третий день. И, конечно же, у учеников было огромное количество вопросов, например: зачем Ему умирать, чтобы воскреснуть потом, можно же просто жить!? Но мы не будем сейчас разбирать эти вопросы, мы просто увидим картину событий: „Приходят в Иерихон. И когда выходил Он из Иерихона с учениками Своими и множеством народа, Вартимей, сын Тимеев, слепой сидел у дороги, прося [милостыни]. Услышав, что это Иисус Назорей, он начал кричать и говорить: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Многие заставляли его молчать; но он еще более стал кричать: Сын Давидов! помилуй меня. Иисус остановился и велел его позвать. Зовут слепого и говорят ему: не бойся, вставай, зовет тебя. Он сбросил с себя верхнюю одежду, встал и пришел к Иисусу. Отвечая ему, Иисус спросил: чего ты хочешь от Меня? Слепой сказал Ему: Учитель! чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: иди, вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Иисусом по дороге“ (Мар.10:46-52).  

Давайте мы с вами представим эту картину. Вы знаете, что за Иешуа ходили толпы людей не только потому что Он – Мессия, а потому что Бог через Него исцелял, Бог через Него давал насыщение. Ходили тысячи! Я уверен, если бы сейчас появился кто-то, кто явно исцеляет – не рекламирует и не делает шоу, а действительно исцеляет, то люди ходили бы за ним толпами и не отпускали бы его ни на секунду. В то время не было аптек, невозможно было вылечиться, тогда практически не было медицины, врачебной помощи, какую мы сейчас имеем. Огромное количество людей нуждалось в избавлении от болезней. Просто огромное. И если спросить сейчас, кто нуждается в каком-либо исцелении, то я даже не сомневаюсь, что не останется ни одного, кто бы не поднял руки. 

И вот Он, пройдя Иерихон, на то время достаточно большой город, подходит к воротам. А вы понимаете, что ворота как бы сужают все пространство, то есть чтобы пройти через ворота вся эта толпа начинает как бы протискиваться через узкое место. И вдруг, как мы уже прочитали, Вартимей, сидевший у дороги и просивший милостыню: „Услышав, что это Иешуа Назорей, он начал кричать и говорить: Иешуа, Сын Давидов! Помилуй меня!..

Этот Вартимей был слепой. Я специально пытался выяснить – был ли он слепым от рождения или ослеп по какой -то причине. В Писании об этом не упоминается. Мы не знаем сколько было ему лет, но скорее всего не очень молодой. Мы не знаем как он жил до того момента, как стал просить милостыню, но мы знаем, что он сидел у дороги, которая вела в Иерусалим. Иешуа шел,  сознавая, что Он идет на казнь, Он шел принять мученическую смерть за всех нас. И тут сидит Вартимей, просит милостыню и начинает кричать.  

Вообще в Писании мы находим огромное количество мест, связанных со слепыми. Например, во Второзаконии,28:28, „поразит тебя Господь сумасшествием, слепотою и оцепенением сердца„, где описаны все проклятия, которые падут на Израиль, если евреи не будут следовать за Богом.

Мы видим, что слепота – это одно из проклятий. Как слепорожденному человеку можно описать свет, как можно обьяснить, что мы видим и то, и это? Как он может это понять? Можно делать много попыток, но он поймет только тогда, когда сам увидит свет. Он наверняка ходил к священникам и обращался во все места, где есть шанс получить зрение. В Израиле слепой человек в то время находился в самом низу общества, он не мог заработать себе на жизнь, не имел ничего, не имел будущего, не мог иметь семью. И даже не надо много говорить – он сидел и просил, может кто-то придет и кинет ему милостыню. Конечно, там, где он сидел, было неплохое место – сидеть у городских ворот – мимо просто так никто не пройдет, учитывая, что это были самые главные ворота, ведущие в Иерусалим из Иерихона.