Многие наверное не раз замечали за собой: «вот я узнал(а), что какое-то мое поведение – это грех. И что august,07 010 1самое ужасное – МОЙ грех».

Когда такое осознаешь – мурашки по коже пробегают. Во-первых, потому, что со словом ГРЕХ связаны мерзкие ассоциации, а во-вторых, что это не где-то, не с кем-то, а СО МНОЙ. То есть та самая мерзость – дело рук моих собственных!

И от этого становится еще противнее. Затем начинаются мысли о том, что я вообще полностью в грехах погряз(ла) и…бедный я человек.
И так человек доходит до такого предела отчаяния и безысходности, что, в конце концов, может докатиться до нервного срыва в результате такого обильного самообличения (говорю из собственного опыта).

С одной стороны это конечно хорошо – покаяние – состояние, угодное Господу.
Но это только с одной стороны. С другой стороны – есть Йешуа, который нас искупил перед лицом святого Бога. И нам уже не нужно вспоминать об этих грехах, потому что сам Бог сказал, что не помянет их более.