Как мог я позавидовать безумным,
Увидев благоденствие невежд?
Им нет страдания до смерти,
Они крепки, полны слепых надежд.

Их гордость обложила ожерельем,
И дерзость одевает, как наряд,
Сердца от похоти и блуда ожирели,
Клевещут злобно и надменно говорят.

Но нечестивые живут себе прекрасно,
Богатство умножают в сундуках.
Неужто сердцем очищался я напрасно,
Хранил невинность преданно в руках?

Напрасно подвергал себя упрекам,
и обличеньям не было конца?
Но знаю, за такие рассужденья
Виновен был бы пред лицом Отца.

И думал я: «Уразуметь бы ЭТО!»
Но ЭТО было трудно для меня,
Доколе не облекся Божьим светом
И не познал всю близость ИХ КОНЦА!

 

О, как «НЕЧАЯННО» низвергнуты в забвенье,
От ужасов погибли без следа!
Как сновиденье тает с пробужденьем,
Так растворилась всякая мечта.

Когда кипело сердце и терзалось,
Я БЫЛ НЕВЕЖДА! И не разумел,
Как скот был пред Тобою, и казалось,
Что разума я больше не имел…

 

Но я всегда с Тобою неизменно,
Ты держишь крепко за руку мою,
Руководишь советом драгоценным,
И примешь в славу вечную Свою.

Кто мне на небе? Если я с Тобою,
То нет желаний больше на земле.
И если плоть и сердце вдруг заноют,
То обращусь, благой Отец, к Тебе!

Бог – сердца моего твердыня,
Он щит и ЧАСТЬ МОЯ вовек,
Злословящий Его – погибнет,
А любящий Его – познает Свет.