DSCF4108Скажите, для вас принципиально, где ваше тело будет лежать после своей смерти? Важно ли, что это будет Израиль, например? А для кого важно, что это будет еврейского или не еврейское кладбище? Конечно, если мы телесные люди, то есть определенная важность в решении этого вопроса.

Но если мы духовные люди, то понимаем, что наши тела после нашей смерти к нам как бы уже никакого отношения и не имеют.

Я хочу прочитать вам два места из Писания. В первом речь идет об Иакове. Это время, когда он уже состарился, и пришёл момент ему уходить. События происходили в Египте. Вот что Иаков сказал своим детям: «я прилагаюсь к народу моему; похороните меня с отцами моими в пещере, которая на поле Ефрона Хеттеянина, в пещере, которая на поле Махпела, что пред Мамре, в земле Ханаанской, которую купил Авраам» (Быт.49:29,30).

Другими словами, он, находясь с сыновьями в Египте, просит их похоронить его примерно на 600 км севернее, в той земле, по которой ходил его отец и дед и которая заповедана, то есть в земле Израильской.

И ещё прочитаем из Книги Бытие, гл. 50:24-26 «И сказал Иосиф братьям своим: я умираю, но Бог посетит вас и выведет вас из земли сей в землю, о которой клялся Аврааму, Исааку и Иакову. И заклял Иосиф сынов Израилевых, говоря: Бог посетит вас, и вынесите кости мои отсюда. И умер Иосиф ста десяти лет. И набальзамировали его и положили в ковчег в Египте».

Скажите, можем ли мы назвать Иакова и Иосифа духовными людьми? Вне всяких сомнений. Почему для них вопрос места захоронения был таким исключительно принципиальным? Кости Иосифа 230 лет лежали в ковчеге, потом их ещё носили 40 лет по пустыне… Почему для них это было так важно, а как для нас…?

Вся жизнь этих величайших людей была пророческой. И всё, что они делали, было указанием, предзнаменованием того места, куда будет следовать Израиль. Вся их жизнь и даже смерть показывала Израилю, в каком направлении народу нужно двигаться.

И до сегодняшнего дня вся жизнь Израиля является пророческим указанием пути этого народа.

Выглядит ли моя личная жизнь направлением, указанием пути для моих потомков? Или для тех, кто останется после нас? Является ли ваша жизнь таким показателем?

Поэтому лично мне все равно, где будут лежать мои кости. Но мне абсолютно не безразлично, какие выводы будут делать люди, которые придут после нас.

Я хочу пожелать, чтобы наша жизнь показывала людям не на эту землю, а на Небесный Иерусалим, который нас ожидает. Чтобы люди, видя нас, видя даже наш уход, жаждали идти туда, куда идем мы всю нашу жизнь.

Дмитрий Сирой