Начнем со Слова Божьего и прочтем из первой книги Царств: «В третий день после того, как Давид и люди
его пошли в Секелаг, Амаликитяне напали с юга на Секелаг и взяли Секелаг и
сожгли его огнем, а женщин [и всех], бывших в нем, от малого до большого, не
умертвили, но увели в плен, и ушли своим путем
» (1Цар.30:1,2). То есть
после того как Давид и все его войско, а так же мужчины из города Секелаг, ушли
воевать вместе с филистимлянами, на город Секелаг нападают амаликитяне, сжигают
его и уводят в плен всех его жителей.

Читаем дальше: «И
пришел Давид и люди его к городу, и вот, он сожжен огнем, а жены их и сыновья
их и дочери их взяты в плен. И поднял Давид и народ, бывший с ним, вопль, и
плакали, доколе не стало в них силы плакать. Взяты были в плен и обе жены Давида:
Ахиноама Изреелитянка и Авигея, [бывшая] жена Навала, Кармилитянка
» (1Цар.30:3-5).
Да, горю их не было предела. На мгновение представьте себя на их месте…

Дальше мы читаем в седьмом и восьмом стихе: «Но Давид укрепился [надеждою] на Господа
Бога своего, и сказал Давид Авиафару священнику, сыну Ахимелехову: принеси мне
ефод. И принес Авиафар ефод к Давиду. И вопросил Давид Господа, говоря:
преследовать ли мне это полчище, и догоню ли их? И сказано ему: преследуй,
догонишь и отнимешь
».

Но меня поразил девятый и десятый стих: «И пошел Давид сам и шестьсот мужей, бывших с
ним; и пришли к потоку Восор и усталые остановились там
. И преследовал Давид сам и четыреста человек;
двести же человек остановились, потому что были не в силах перейти поток
Восорский
». То есть шестьсот человек – целая армия вооруженных людей,
убитых горем, следует туда, где находятся их дети, жены, чтобы забрать их у
амаликитян. Вдруг двести человек из них останавливаются у потока и объявляют о
том, что они устали и дальше не идут. А четыреста говорят, что идут дальше. То есть
армия разделилась.

Как это может быть? Каждая секунда на счету, ведь там их
родные, вообще неизвестно, что происходит в плену! А двести человек вдруг
говорят, что они устали, и сил у них нет. Но мы знаем, что все шестьсот мужей
были у Давида одинаково крепкими и сильными.

Давид с оставшимся войском догоняет амаликитян и разбивает
их, освобождает всех жен и детей, забирает все имущество побежденных и с
победой возвращается домой.

Развитие этой истории было стремительным. Прочтем с 21
стиха: «И пришел Давид к тем двум стам
человек, которые не были в силах идти за ним, и [которых] он оставил у потока
Восор, и вышли они навстречу Давиду и навстречу людям, бывшим с ним. И подошел
Давид к этим людям и приветствовал их. Тогда злые и негодные из людей, ходивших
с Давидом, стали говорить: за то, что они не ходили с нами, не дадим им из
добычи, которую мы отняли; пусть каждый возьмет только свою жену и детей и идет».

Почему Писание называет этих людей злыми и негодными? Здесь
может возникнуть  закономерный вопрос: а
что же здесь такого? Все правильно решили. Все справедливо. Двести человек не
ходили, отдыхали, никого не завоевывали…

Но Писание говорит иначе, ст. 23: «Но Давид сказал: не делайте так, братья мои, после того, как Господь
дал нам это и сохранил нас и предал в руки наши полчище, приходившее против нас».

 Давид говорит им о том, что независимо от
того, где они были, они получат все, потому что воевало не войско Давида, а Сам
Господь воевал за них.

Эта история поучительна для нас. Мы смотрим на мир нашими
человеческими глазами и судим обо всем, что происходит с нашей человеческой логической
точки зрения. Давид был человеком, который был по сердцу Самому Богу, потому
что он не жил человеческими ощущениями, человеческими чувствами и амбициями. Он
уже тогда жил в Божьем Царстве,  по его принципам,
где нет зависти и злобы, раздражения и ненависти.

Я желаю и вам жить по принципам Божьего царства. Шабат
шалом!

 

Дмитрий Сирой.